«ИДИ, ВАЛЯ, В АРТИСТЫ!»

15

27 МАРТА ВО ВСЁМ МИРЕ СВОЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ПРАЗДНИК ОТМЕЧАЮТ РАБОТНИКИ ТЕАТРА

Всемирный день театра установлен в 1961 году IX конгрессом Международного института театра. Как известно, слово «театр» древнегреческого происхождения и переводится как «место, где смотрят». Одним из чапаевских «мест, где смотрят» является молодёжный профилактический театр «Играя жизнь», бессменным руководителем которого является Валентина Фёдоровна Смотрителева. 

Накануне праздника юные актёры камерного театра ДК имени Чапаева продемонстрировали свой спектакль «День города» для студентов 1 курса Чапаевского губернского колледжа, а мы с руководителем побеседовали о том, как она пришла к своей профессии и как у чапаевской молодёжи появился профтеатр «Играя жизнь». 

 

‒ Валентина Фёдоровна, когда Вы полюбили театр и пришли к своей профессии? В школе было понимание, что театр – Ваша стезя?

‒ Да, я с детства, со школьной скамьи, выступала, хорошо читала со сцены стихи. Старший мой брат был художником. После 9 класса я хотела поступить в театральное училище в Ростове, но старший брат был категорически против, считая, что все актёры без семьи и прочее. Он в этом убедил родителей, и меня не пустили в театральное. Я пыталась поступить в Туапсе в гидрометеорологический техникум ‒ на океанологию. Но не прошла по конкурсу, проблемы со зрением, да и брали в основном мальчишек. И я, как Хазанов, начала с кулинарного техникума. Окончила кулинарный, и где только не работала, даже на стройке… Но, где бы не работала, все мне говорили: «Иди, Валя, в артисты!» Так в 24 года я поступила на театрально-режиссёрское отделение в Краснодарское культпросветучилище заочно. Тогда я работала уже в ДК. Театральное, кстати, закончила с отличием. Приехала сюда, поступила в институт культуры на то же отделение – театрально-режиссёрское. Раньше не было такого, что актёров учат отдельно, а режиссёров отдельно. Мы учились 5 лет: два года обучались актёрскому мастерству, три года – режиссуре. Сначала я работала здесь, в ДК. Потом была заместителем директора по воспитательной работе в 1 школе ‒ почти 10 лет. Но потом судьба закинула меня на Север, когда парализовало тётю. По возвращении я устроилась в МЦ «Выбор» и работаю здесь до сих пор.

 

‒ Как Вас, кубанскую казачку, с Краснодара занесло в наши края?

‒ Не поверите: разложила я перед собой карту Советского Союза и кинула кубик. Он упал на Куйбышев. Приехала я в Куйбышев, в отделе культуры объяснила, что мне нужна работа, но есть ребёнок, поэтому нуждаюсь в жилье. На что мне ответили, что с жильём туго. Но тут же посоветовали съездить в Чапаевск, где жильё предоставят. Я и не знала, что есть такой город, никогда ничего не слышала о нём. Переночевала я в гостинице при вокзале, на утро мне приснился сон: красивый Дворец культуры, шикарные люстры, я захожу в ДК, справа сидит вахтёр. Я спрашиваю, как найти директора, мне в ответ ‒ идите налево по лестнице, поднимитесь на второй этаж, отсчитайте пятую дверь по коридору… Я проснулась, собралась, поехала. Помню, что очень замёрзла ‒ был конец ноября, а я в осеннем пальто. Пришла во Дворец культуры, увидела колонны и огромные красивые люстры, в холле сидела женщина, которую я спросила, где директор, всё как во сне. Вахтёр мне: «Идите по той лестнице…», а я ей: «Я знаю». Я поднялась по лестнице, прошла по коридору, отсчитала пятую дверь, а на ней надпись ‒ «Директор». Меня взяли на работу, я вернулась на Кубань, дождалась официального письма. Дали мне жильё ‒ комнату в бараке по ул. Комсомольской. Я приехала в Чапаевск 29 февраля, в високосный год, мне было 29 лет. И уже в начале марта принимала участие в Масленице. Так я попала в Чапаевск. 

 

‒ Кем работали в новом городе? 

‒ Сначала у меня был театр сатиры и юмора ‒ мы делали сценки, куплеты, пародии. В ДК я пародировала Аллу Пугачёву, да так часто, что меня звали здесь все «Алла Борисовна», к тому же волосы у меня были рыжие. Работала я в этом ДК с 1985 года руководителем заводской комсомольской организации. У меня была агитбригада – 5 мальчишек и 5 девчонок, которым было за 20 лет. Мы часто занимали первые места, нам давали путёвки, даже в Прибалтику ездила с моими комсомольцами.

 

‒ Сейчас Вы ‒ руководитель молодёжного профилактического театра «Играя жизнь». Давайте вспомним, как всё начиналось.

‒ Это произошло в 2006 году. На базе МЦ «Выбор», где я работала педагогом-организатором, увидел свет проект «Играя жизнь». Идея проекта заключалась в том, чтобы на базе молодёжного центра создать профилактический театр. И мы получили грант на его реализацию. Передо мной тогда стояла задача – собрать ребят, любителей театра, найти пьесу, которая бы затрагивала проблемы молодёжи. Детей собрали, пьесу тоже нашли, поставили и стали выезжать в школы. Первая наша пьеса называлась «Звезда над крышей», в ней поднимались проблемы наркомании. Героиня запуталась в своей жизни и заканчивает жизнь самоубийством. Мы хотели сказать зрителям этой пьесы, что у наркоманов будущего нет. Мы всегда разбираем со зрителями те жизненные ситуации, в которые попадает молодёжь. Беседуем о том, как бы ребята поступили на месте наших героев. Потому наш театр и называется профилактическим ‒ после каждого показа идёт разбор пьесы.  

 

‒ С какими трудностями Вы столкнулись при становлении своего театра?  

‒ У нас была одна большая трудность. Мы репетировали в холле МЦ «Выбор» и в этом же холле показывали спектакли. Когда мы репетировали, мимо ходили дети, работники, руководители. Поэтому мы постоянно отвлекались. Зрителей помещалось там около 20 человек. Так мы «мучились» 8 лет. И ездили по школам со своим реквизитом, компьютером, музыкой, что было очень сложно. Только благодаря моему руководству, Ирине Геннадьевне Фроловой и Татьяне Евгеньевне Фильченковой, в ДК имени Чапаева мне дали камерный театр. Сюда я перешла в 2014 году. Здесь и сцена есть, и кулисы, и зрителей вмещается 50 человек. Наши спектакли рассчитаны на подростков и молодёжь. Работа у нас настолько налажена, что существует график посещения театра школьниками и студентами. Сегодняшний наш зритель ‒ это студенты ЧГК. Для них мы покажем спектакль «День города» ‒ о подростковом одиночестве и жестокости, премьерный показ которого прошёл в апреле прошлого года. 5 актёров расскажут историю трёх подростков, у каждого из которых свои проблемы, но их связывает одно – одиночество. Тема очень актуальна в настоящее время гаджетов, когда подросткам так не хватает живого общения.

 

‒ Как комплектуется актёрский состав?

‒ Я начинаю работать с учащимися 7 класса и до 18 лет. Ребята приходят семиклассниками, но спустя три года уходят, так как по окончании школы ездят на учёбу в ссузы и вузы. В 11 класс мало кто идёт, поэтому практически через каждые 3 года мне приходится набирать новеньких ребят. В моём театре сыграли уже сотни мальчишек и девчонок, 3 выучились на актёров театра и кино. Трое уже играют в Самарском академическом театре драмы, это Владимир Морякин, Павел Верин и Анна Солдатова. 

 

‒ Когда эти ребята занимались у Вас, у них уже проявлялся талант к актёрству?

‒ Конечно. Когда работаешь с ребёнком, сразу видишь его потенциал, способности. У меня была девочка, Даша Юдина, она занималась в нашем театре с 6 класса, в ней были чётко заметны режиссёрские способности. Потом она окончила Самарскую академию искусств, я уверена, что она откроет свой театр. И у неё есть своя изюминка – она любит танцевать. Я присутствовала на её спектакле, где она чувства героя выражала пластикой. Двое моих ребят в данный момент тоже учатся в Самарской академии искусств на режиссёров, это Влад Герасимчук и Кирилл Абрамов. У Кирилла я была на спектакле, у него тоже очень интересные режиссёрские задумки. Конечно, не все талантливые ребята идут потом в театральное. Академия искусств не трудоустраивает ни актёров, ни режиссёров, ребята отправляются в свободное плавание, а работу найти нелегко. Кто-то на корпоративах, кто-то на свадьбах подрабатывает. 

 

‒ Как проходят репетиции? 

‒ Я организовала работу таким образом: мы берём пьесу, обсуждаем, находим проблему, дальше работаю картинами. Одну картину сделаю, другую, и дети порой не видятся друг с другом. А потом всё соединяю и начинаются прогоны ‒ с реквизитом, светом, звуком. Если спросить у ребят, что им больше нравится – выступать или репетировать, многие, я думаю, ответят, что репетировать. Потому что на репетициях они дурачатся, импровизируют и много общаются. 

 

‒ Если посмотреть на всю проделанную Вами работу сегодняшним взглядом, что хотелось бы отметить?

‒ Я считаю, что самое огромное достижение – это то, что некоторые ребята идут по моим стопам. Это значит, что я смогла привить любовь к театральному искусству, сплотила коллектив. Даже те ребята, которые по понятным причинам уходят из профилактического театра, часто приходят в гости, мы с ними поддерживаем связь. Очень радует, когда говорят, что поступили на актёрское и продолжают наше дело. 

 

‒ Валентина Фёдоровна, не жалеете о выбранной профессии?

‒ Нисколько! Я испытываю огромное удовольствие, особенно когда получаю готовый спектакль. Моя внучка тоже занимается в профилактическом театре, да у нас династия актёров – дочь Лена, зять, внучки ‒ все в ДК. Я отдала почти 40 лет работе с детьми и подростками. Театр ‒ это моя жизнь.

IMG_0774

Случайное объявление