О ЧЁМ СКАЗАЛ ЧАПАЕВСКОМУ ЗРИТЕЛЮ АЛЕКСАНДР ПАНКРАТОВ-ЧЁРНЫЙ

19

ГОД ТЕАТРА В ЧАПАЕВСКЕ НАЧАЛСЯ С ПРИЯТНОЙ ВСТРЕЧИ СО ВСЕМИ ЛЮБИМОЙ ЗНАМЕНИТОСТЬЮ 

20 января жителям Чапаевска представилась уникальная возможность познакомиться с творчеством поэта, актёра театра и кино, народного артиста России Александра Панкратова-Чёрного.

Актёр театра и кино, кинорежиссёр, с 2009 года носящий звание народного артиста России, знаком зрителю по фильмам «Сибириада», «Где находится нофелет?», «Мы из джаза», «Жестокий романс», «Батальоны просят огня», «Зимний вечер в Гаграх», «Небеса обетованные», «Ширли-мырли», «Мастер и Маргарита», «Продаётся дача» и многим другим. О чём рассказал чапаевцам Александр Панкратов-Чёрный во время двухчасового общения на встрече «Хочу сказать…»?

 

В ЗАКУЛИСЬЕ

Пообщавшись за кулисами с этим уникальным человеком, стало понятно, что артист очень любит своего зрителя и каждая такая встреча приносит Александру Васильевичу огромную радость. «Не было бы народа, кому нужны артисты?» Всё общение проходило в манере, отличающей Александра от любого другого артиста, ‒ он говорил растянуто, с долей комичности и обязательно с улыбкой, в каждом слове чувствовалась доброжелательность по отношению к собеседнику. Панкратов-Чёрный на самом деле оказался таким, каким и представлялся до личного знакомства – открытым, простым, добрым, участливым, жизнелюбивым, благодарным и умеющим в любом событии найти позитив. 

Перед творческой встречей с чапаевским зрителем Александр Панкратов побывал в нашем знаменитом храме во имя преподобного Сергия Радонежского, познакомился с его настоятелем, получил благословение: «Прекрасный храм, дай Бог, чтобы он сохранился. Если нет веры, это гибель для народа и для каждого человека в отдельности. Мои дедушка, бабушка, мама были набожными. Я очень сожалел, что моя мама не дожила до того момента, когда моими стихами открывался храм Христа Спасителя в Москве, где И.Д. Кобзон пел кантату. Чапаевцам я желаю счастья больше, чем самому себе, а я очень счастливый!»

 

 «ТЫ У МЕНЯ СТРАШНЕНЬКИЙ»

С первых секунд появления на сцене Дворца Александр вызвал улыбки на лицах присутствующих, хотя просто попросил включить свет в зрительном зале, добавив: «А то я темноты боюсь». Александр Васильевич поделился детским воспоминанием, запавшим в память ярким пятном: «Помню, как дедушка, офицер царской армии, всё время молился у портрета Сталина. Я ещё мальчишкой был, когда он однажды прибежал с собрания, залез на скамью, снял этот портрет Сталина и оказалось, что за этим портретом икона Николая Угодника висела, и молился он не на Сталина, а у нашей родовой иконы».  

Мечта делать кино у актёра появилась в детстве, ведь именно благодаря кинематографу Александр узнавал что-то новое о мире: «В кино я увидел впервые самолёт, пароход, паровоз, города… Я тогда не подозревал, как трудно делать кино и как это больно. В 1959 году реабилитировали маму, и нам разрешено было выехать из Алтайского края до Урала. Меня и сестру вывезли в Кемеровскую область, чтобы мы получили дальнейшее образование, ведь у нас в деревне Конево образование было только 4 класса. Так я прикоснулся к цивилизации. 

Мама мечтала, чтобы я был военным, потому что у нас все мужики в роду были военными, она говорила: «Военным человеком быть очень выгодно – одёжка казённая, кормёжка казённая. Ты на себя посмотри, ты у меня страшненький, а за офицерами симпатичные девчонки всё время ухлёстывают, глядишь, жена у тебя будет красавица». Поэтому после 8 класса были собраны все документы на поступление в военное училище в Томск-7. Но в это время заболел дядя Терентий в Темиртау, и мама поехала его навестить, оставила нам с сестрой деньги. Моя старшая сестра посоветовала, пока мамы дома нет, идти в артисты. 

Через всю Россию-матушку из Кемеровской области в Нижний Новгород поехал я поступать в артисты, потому что во всех средних учебных театральных заведениях экзамены прошли, а набор на актёрское отделение в Нижнем Новгороде, тогда городе Горьком, был в августе. Зиночка мне сшила тогда карман в трусах, чтобы деньги, оставленные мамой нам с ней на пропитание, спрятать, и наказала бояться цыган. Приезжаю в Нижний Новгород, выхожу на вокзале, а ко мне идёт цыганка со словами «Мальчик, не бойся, не возьму я твои деньги», я думаю: «Вот, зараза, уже знает, где деньги у меня». Она мне: «В артисты приехал поступать. Поступишь!» 

 

«ВОЗЬМУ Я ЭТОГО ДУРАЧКА!»

«Поступал я очень странно, потому что не знал программу, а мальчиком я был начитанным, библиотека у нас в деревне была сборная – из того, что ссыльные принесли ‒ от детских книг до очень взрослых, Мопассана я в 9 лет уже читал. При поступлении я читал то, что помнил из школьной программы, забраковала меня педагог по речи, когда читал я Пушкина «Буря мглою небо кроет…» Стою в коридоре, плачу: как я маме в глаза посмотрю – деньги истратил и не поступил. И тут надо мной как глас Божий: «Прелестное дитя, что так слёз много?» Смотрю, надо мной склонился высокий, худощавый, красивый, седоголовый старик, я ему отвечаю: «Понимаешь, папаша, сидит какая-то мымра и говорит, что я Пушкина искаверкал, а я сам стихи пишу». 

Директор театрального училища Георгий Апполинарьевич Яворовский заводит меня в кабинет, расспрашивает. Узнав, что я с Алтайского края, он удивился: «Почти земляки!». Оказалось, что он, дворянин, там отсидел много лет – его отец был председателем дворянского собрания в Нижнем Новгороде до революции. Выслушав меня, вызывает Людмилу Александровну: «Людочка, пиши заявление об уходе». Его ученица, которую до этого он всегда хвалил, а директор объяснил: «Ты лентяйка. Мальчик из глубинки приехал через всю Россию-матушку, а ты его забраковала, значит, не хочешь работать!» Та в слёзы: «Возьму я этого дурачка!», так меня приняли.

И вид у меня был подобающий. Сестра мне перед уездом сказала: «Сашка, раз в артисты идёшь, надо рубашку белую!» Приготовила она мне её, в авоську положила также кусочек сала, буханку хлеба и десяток варёных яиц. И за 4 рубля 70 копеек ещё джинсы купила наши советские, с жёлтой строчкой, потому что все городские в джинсах ходили. Сало пропиталось сквозь газетку, и вся рубашка была в пятнах. В таком виде я поступал в артисты, к тому же сандальки на босу ногу, цыпки на ногах, как у любого нормального деревенского пацана, волосы в разные стороны, потому что нас подстригали ножницами, машинок тогда не было».

 

ОБВИНИЛИ В АНТИСОВЕТЧИНЕ

После 2 курса Александр ушёл из училища, потому что очень его нахвалили на Всесоюзном семинаре молодых поэтов в городе Владимире, после чего он решил стать литератором, поэтом. Панкратов поступил на подготовительные курсы филфака, но спустя 3-4 месяца его оттуда выгнали, обвинив в антисоветчине за стихотворение, посвящённое памяти поэта-фронтовика Павла Когана. «Стихотворение разошлось среди студенчества, ‒ вспоминает артист, ‒ сообщили, кто автор, и меня выгнали. Домой появиться маме на глаза было страшно: и театральное бросил, и из университета вышибли. Я остался в Нижнем Новгороде, устроился работать дворником в дом-музей А.М. Горького. И вот как-то долблю я лёд на тротуаре возле дома-музея Пешковых, мимо идут народные артисты, мои учителя Н.А. Левкоев и Н.С. Хлибко». Они поинтересовались, как дела в университете, а Александр им выложил всё как есть, прочитал злополучное стихотворение и другие свои стихи. Собеседники переглянулись: «Ну что, вернём его?» ‒ так наш герой вернулся в театральное училище и закончил его с курсом на год младше.

 

НЕОЖИДАННОЕ АМПЛУА БАЛАГУРА

По окончании училища Александр Панкратов-Чёрный работал в Пензенском драмтеатре, где сыграл 16 ролей. Очень интересно рассказал артист любимому зрителю о поступлении во ВГИК на режиссёрский факультет, о службе в армии в кавалерийском полку, о друзьях, повлиявших на судьбу Панкратова, о работе в Госкино, о шагах в режиссуру, о том, как попал на телеэкраны, об издании собственной книги, которую долгое время запрещали. Его другу И.А. Найвальту пришлось открыть в Петербурге собственное издательство, чтобы выпустить в свет книгу А. Панкратова «Хочу сказать…» объёмом почти в полтысячи страниц. В своё время Владимир Высоцкий пошутил: «Панкратов написал больше, чем прочитал». В планах у артиста выпустить ещё одну книгу. Теперь многие знают, что Александр Панкратов-Чёрный ‒ член Союза писателей России, обладатель литературных премий «Петрополь», имени Пушкина, имени Франца Кафки и премии Ксении Блаженной. Некоторые свои стихотворения – трагические, колкие, жизненные ‒ автор прочёл чапаевцам. На сцене комик, весельчак и балагур, в поэзии Александр предстаёт перед нами в ином амплуа.

В заключение творческого вечера глава г.о. Чапаевск В.В. Ащепков поблагодарил всех тех, кто подарил эту незабываемую встречу с талантливым, уникальным человеком, народным артистом России, особую благодарность выразив руководителю «Химсинтеза» А.М. Симдянову. От имени горожан гостю нашего города Александру Панкратову глава вручил памятный презент, напоминающий о встрече с жителями Чапаевска, отметив, что здесь его всегда любят и ждут. 

Случайное объявление